Возвращение будущего супруга или Отражение Уродства -2

Возвращение будущего супруга или Отражение Уродства-2
Автор
Любовный-исторический роман. Книжная серия английский любовно исторический роман от Лютттоли 
Язык: Русский ISBN: 9785445401537
Англия. Лондон. 1852 год. Прямое продолжение романа "Отражение Уродства". Название говорит само за себя. Альберта и Элизабет прошли столь сложный и трагический путь, что просто заслуживали отдельной книги. Эта история о них, и том, как тяжело они шли к своему счастью.
английский любовно исторический роман Отражение Уродства-2

У этой книги есть начало. Она продаётся отдельно за 200 руб и в составе всей книжной серии "английский любовно исторический роман от Люттоли. которая состоит из шести романов и стоит 700 руб.


 

Электронная книга. Формат PDF или любой другой на выбор. Цена: 200 руб. Заявки отправлять напрямую автору на адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


 

Отражение Уродства-2

Английский любовно исторический роман от Люттоли

США. 1852 год. Река Миссисипи. Водопад Святого Антония

Отрывок

«Удивительные сочетание тишины и шума воды. Порой, даже пения птиц не слышны или слышны, но ты их не замечаешь. В первые дни пребывания создавалось ощущение надвигающейся грозы. Это постоянное шуршание сопровождаемое ударами, барабанной дробью и шипением по-настоящему пугали. Но стоит лишь взглянуть на водопад, и ты видишь скользящие с огромной высоты потоки воды, которые ударяются о поверхность реки и вздымают бесконечное количество брызг. Из брызг образуется бурлящая пена. Мы с ней удивительно похожи. Она тоже злится и мечется. Ей тоже хочется уйти, сбежать, но она не может сдвинуться с места».

  Солнечные лучи проникали сквозь окно, освещая крошечную хижину с единственным столом и узкой кроватью. На стене висели несколько мешочков из кожи. В левом углу потрескивала печь. Возле печи лежала охапка дров.

 Альберт сидел за столом одетый в тёплую куртку. Перед ним лежали письменные принадлежности. Слева торчал нож воткнутый в увесистый кусок вяленного мяса и немного хлеба.

  Он завёл обыкновение записывать свои мысли. Это занятие приносило ему успокоение. Кроме того, у него появился доверительный собеседник, которому можно доверить самые сокровенные мысли, а иногда даже поспорить.    

Альберт задумчиво макнул перо в чернильницу и снова наклонился над дневником.

«Я начинаю забываться. Прошлое становится всё более смутным и расплывчатым. Но меня продолжает терзать сомнения, но только в отношении родителей. Весть о казни Александра меня ничуть не расстроила. Он давно заслужил своё наказание. И родители заслужили, но…я отнёсся к ним без всякого снисхождения. Успокаивает лишь мысль о том, что они живут в своём доме и обеспечены всем необходимым. Они не единожды писали мне и просили приехать, но…я не могу себя пересилить. Говорить о своей любви после того, как они поступили со мной столь несправедливо…ещё более жестоко нежели открыто признаться в своей ненависти. Я от души желаю им всяческих благ, но никогда не смогу предстать перед ними. Это выше моих сил. Ровно так же, как не смогу предстать перед леди Элизабет…»

 Альберт в очередной раз опустил перо в чернильницу.

«Я начинаю сходить с ума. Вчера вновь случилось видение. Она появилась передо мной внезапно, выскользнув, словно фея из облака бурлящей пены. Подхватив подол платья, она побежала по воде. На ступнях сверкали словно жемчужины, серебристые капли. Она смеялась столь же счастливо, как в день своей помолвки с Александром. Его уже нет, но он продолжает меня мучить. Александр…он всегда рядом с ней. Всегда. Как возможно любить такого ужасного человека? Я не понимаю и никогда не смогу понять. Но она его любила. Возможно, и сейчас всё ещё любит. Да, на суде он её оболгал, оскорбил и едва не отправил на виселицу…но что это меняет? Леди Элизабет поступила точно так же в отношении меня. Она меня оскорбляла, обвиняла и старалась отправить на виселицу. Но я всё ещё люблю эту высокомерную и холодную красавицу. Люблю, несмотря ни на что. Ни время, ни её поступки, ни мои собственные усилия, не в силах избавить от этого чувства. Мне не удаётся забыться ни на мгновение. Её образ так и стоит передо мной. Она всегда смотрит на меня с отвращением или…презрением».

Перо в руках Альберта задрожало. Буквы стали ложиться неровно.

«Мне так хотелось закричать: Перестань Пожалуйста, перестань. Разве ты не видишь? Моё сердце обливается кровью! Но нет, никакой пощады, ни малейшего снисхождения. И она ещё смеет говорить о благодарности?! В этом, она схожа с моими родителями. Сначала пытаются уничтожить, а после приносят извинения. К чему это лицемерие? Вы сами выбирали своё отношение ко мне, я же, никогда не позволю изменить это решение. Всегда есть черта, после которой никто не может вернуться назад. И родители, и леди Элизабет, оказались за чертой. Они для меня мертвы. Как бы тяжело мне не пришлось, я никогда не смогу их принять. Такова печальная истина. Мой удел одиночество. И в этом Александр был прав. На меня не показывают пальцем, но отвергают, даже не узнав. Пора смириться со своей участью. Пора жить дальше. Но как жить дальше? Как жить, если сердце корчится в муках, а душа уже давно мертва?!».

Внезапно, Альберт напрягся. Перо застыло над исписанными строками. Его слух уловил крики. Судя по голосу, кричала женщина. Он прислушивался некоторое время. Но нет, ничто не нарушило привычных звуков. Альберт собирался продолжить, но в эти мгновение, раздался душераздирающий женский крик:

- Помогите! Спасите! Скорей…меня убивают…

Альберт схватил нож и выскочил из хижины. Первое время он ничего не смог увидеть. Слева, в ста шагах, находился водопад. На противоположном берегу реки сразу начинался лес. Ни на этом берегу реки, где стояла хижина, да и нигде поблизости от водопада не было видно людей. Но он явственно слышал крики о помощи.

- Спаси…те…

Альберт обернулся на голос и увидел каменный выступ, что находился между ним и водопадом. Там появились двое мужчин. Они несли связанную по ногам и рукам женщину. Она пыталась вырваться, кричала и призывала на помощь. Усилия женщины увенчались успехом. Она сумела вырваться, но…упала на камни и стала извиваться, пытаясь избавиться от пут. Её схватили за шиворот и подтащили к обрыву. Одновременно, Альберт побежал вдоль кромки воды, направляясь в сторону выступа, где происходило самое настоящее убийство.

 Мужчины схватили женщину за шиворот, и несмотря на отчаянное сопротивление, подтащили к обрыву, а потом сбросил в реку и сразу же скрылись.

 Альберт с разбега полетел в воду и быстро поплыл к месту падения женщины, где всё ещё расходились круги. Нож мешал плыть, поэтому он зажал его между зубов. Сделав ещё несколько взмахов, Альберт собирался нырнуть, но в этот миг, совсем рядом с ним показалось посиневшее лицо со следами крови.

- По…мо…гите, - захлёбываясь закричала женщина.

- Держитесь! – закричал Альберт.

Он подоспел как раз в тот момент, когда женщина снова начала погружаться в воду. Альберт обнял её со спины одной рукой и приподнял над поверхностью воды. Женщину оставили последние силы. Она обмякла, но Альберт крепко её держал. Гребок за гребком, он медленно преодолевал расстояние до берега, стараясь, всё время держать голову женщины над водой.

 Прошло несколько минут, прежде чем он вытащил её на берег и упал без сил. Но долго ему пролежать не удалось. Тело начали сковывать судороги после долгого пребывания в холодной воде. Со спасённой женщиной дело обстояло гораздо хуже. Она была ко всему прочему, ещё и основательно избита. Юное лицо с плотно закрытыми глазами выглядело почти безжизненно. Лишь длинные чёрные реснички время от времени вздрагивали.

  Не теряя времени, Альберт вытащил нож, который всё ещё сжимал в зубах, разрезал верёвки, а потом отнёс её в дом. Там он её раздел, насухо вытер всё тело, а потом обернул женщину в одеяло и положил на свою кровать. Потом, он подбросил дров в печь. Только после этого, он сам переоделся в сухую одежду, состоящую из рубашки и брюк, а всю мокрую одежду развесил возле печи.

 Он только собирался пойти за дровами, как до его слуха донёсся явственный шорох. Альберт обернулся и наткнулся на немигающий взгляд. Женщина прижималась спиной к стене и натягивала на себя одеяло. На губах, щеках и подбородке виднелись отчётливые следы побоев и вздутости. Она с откровенным восхищением смотрела на Альберта. По всей видимости, она хорошо помнила все события, но сказала нечто, чего Альберт никак не ожидал услышать.

- Вы ужасно выглядите!

- Вы тоже!

Обмен комплименты произошёл. Оставалось представиться. Что и собиралась сделать незнакомка, протягивая правую руку. Этот жест едва не оголил её до пояса. Она вовремя спохватилась и удержала одеяло.

- Джейн! Джейн Морви.

- Альберт! Просто, Альберт!

- Вы спасли меня от смерти. Как я могу вас отблагодарить?

- Согрейтесь для начала и придите в себя, - посоветовал Альберт, указывая рукой на печь. – Я могу выйти…

- Не надо. Вам тоже необходимо согреться.

Джейн вместе с одеялом сползла с кровати. Альберт услужливо поставил стул прямо перед печью. Она села на стул и плотнее укуталась в одеяло. Альберт встал рядом и сразу же протянул руки над печью.

- Давно вы здесь живёте? – спросила у него Джейн.

- Меньше года!

- Мне очень повезло, что вы выбрали именно это место. Иначе, - Джейн поёжилась, вспоминая предшествующие события.

- Могу я узнать, что произошло? Почему эти люди пытались вас убить?

- Чтобы отомстить моему отцу. Он работает судьёй и недавно приговорил к виселице Говина Маклана. Эти двое, которые пытались меня убить, его родные братья, Макланы. Их было семеро. Одного казнили. Остались шесть. Ужасные и злобные создания. Совсем не знают жалости. Они не раз угрожали отцу расправой и сегодня осуществили бы свою угрозу, но вы…спасли меня…я не знаю, как смогу отблагодарить вас…- Джейн хотела дотронуться до руки Альберта, и снова едва смогла удержать одеяло.      

- Полагаю, вам стоит повременить с благодарностью. П о крайней мере, до той поры, пока у вас не высохнет одежда.

 Несмотря на пережитые ужасы и плачевное состояние, Джейн легко рассмеялась. Однако, чуть позже испуганно оглянулась на дверь. Альберт правильно угадал значение этого взгляда.

- Вам не стоит опасаться. Если они придут, я их встречу.

Альберт подошёл к одному из подвешенных к стене мешков и достал из него два пистолета. Оба пистолета он положил на стол.

- Вы будете меня защищать? – тихо спросила Джейн и сама же ответила на свой вопрос. – Конечно, будете. Странно, но ряжом с вами, я чувствую себя очень…спокойно. Словно, ничего и не происходило.

- Вас отец знает?

 Джейн кивнула.

- Наверное, он уже снарядил погоню за Макланами. Меня похитили сегодня утром, когда я прогуливалась в нашем собственном саду. Слуга всё видел и наверняка сообщил бы отцу.

  Словно подтверждая её слова, где-то недалеко раздался крики:

- Джейн! Джейн!

Джейн встрепенулась и снова оглянулась на дверь.

- Это голос отца!

- Я встречу его и провожу к вам!

Один пистолет Альберт вручил Джейн, а второй прихватил с собой на всякий случай.

  Покинув хижину, Альберт сразу увидел небольшой конный отряд, состоящий из пятнадцати или двадцати всадников. Альберт помахал рукой и закричал во весь голос:

- Сюда, мистер Морви!

 Его не сразу услышали. Альберт продолжал кричать и размахивать руками, пока его не заметили. Отряд повернул в его сторону. Спустя минуту, возле Альберта остановилась рыжая кобыла. С седла буквально соскочил крупный мужчина с седыми усами лет пятидесяти пяти. Весь его вид говорил о крайней обеспокоенности.

- Мистер Морви?! – уточнил Альберт.

- Да! Да! – взволнованно ответил судья Морви и тут же закидал Альберта вопросами. – Кто вы такой? Откуда вы меня знаете? И почему звали нас? Вам известно, где моя дочь?

- Ваша дочь здорова и невредима. Сейчас, она греется возле печи, - Альберт указал рукой на хижину.

 Мистер Морви бегом направился к двери.

- Осторожней, у неё в руках пистолет, - крикнул ему вдогонку Альберт.

 Как только мистер Морви исчез за дверью, на Альберта устремились настороженные взгляды. Люди из отряда судьи Морви наблюдали за ним неотрывно. За ним и за дверью хижины. Вокруг Альберта так и висело напряжение. Чтобы избавиться от столь нежелательного внимания, Альберт сунул пистолет за пояс, тем самым показывая, что его намерения полностью миролюбивы. Но его жест не подействовал нужным образом.

  Напряжение не спадало вплоть до той самой минуты, пока не из хижины не вышел судья Морви. Он несколько раз крепко обнял Альберта, и с трогательным волнением, от которого за милю чувствовалась любовь к дочери, стал горячо благодарить её спасителя.

- Нет никаких слов, чтобы выразить мою признательность за спасение дочери. Вы вытащили её с того света. Счастье просто, что вы оказались рядом, иначе мне бы уже пришлось оплакивать её. Что я могу для вас сделать? Только скажите. Я сделаю всё, абсолютно всё, что только в моих силах. Просите чего угодно.

Слушая эти речи, Альберт отрицательно качала головой.

- Я ни в чём не нуждаюсь, мистер Морви. Ни в чём. Мне весьма приятно слышать ваши слова, но и только. Их вполне достаточно.

- У меня большие возможности. Я бы мог, - судья Морви указал рукой на дом, - подыскать более подходящий дом в качестве подарка за спасение дочери.

- Меня вполне устраивает и этот. Вам не стоит беспокоиться.

Судья Морви принялся уговаривать Альберта, но он оставался непреклонен и отказывался от всего. Судья Морви сдался.

- Хорошо. В таком случае вы просто обязаны посетить моё имение на следующей неделе. Моей дочери исполняется двадцать лет. Я собираюсь со всем размахом отпраздновать это событие.

 Альберт попытался отказаться, но на сей раз судья Морви оставался непреклонен.

- Не хочу ничего слушать! Я пришлю за вами людей, а если вы откажитесь, пришлю за вами шерифа.

 Альберту оставалось только развести руками в ответ на эти слова.

Чуть позже, судья Морви вывел из хижины свою дочь. Она была обёрнута в то же одеяло. Но отец укутал её в свой плащ, оттого она выглядела весьма неуклюже и часто спотыкалась.

На прощание ей всё-таки удалось высвободить свою руку и протянуть Альберту. Он её пожал со свойственной ему дружелюбностью.

- Я никогда не забуду того, что вы сделали сегодня! – сказала Джейн уже после того, когда отец посадил её в седло. Сам он взобрался в седло после дочери и обнимая её как самое дорогое сокровище, пустил коня шагом.

  Альберт помахал им вслед рукой. Хоть на какое-то время мысли об Элизабет ушли, оставив место для лёгкости. Ему удалось спасти эту юную красавицу. Он уже отказался от своего счастья, но это вовсе не значило, что он не может сделать счастливыми других людей.

Следующая глава

  

Пришло долгожданное письмо от Экли Свая. Согласно действующему уговору, все собрались вечером в доме Уэллсов. Сегодня, здесь, в гостиной присутствовали: Роберт Уэллс, леди Маргарет, Анна Уэллс, Элизабет Уэллс, Виктория Босворт и Стивен Глойд. Прежде чем мы позволим леди Маргарет зачитать письмо, расскажем несколько слов о том, как они все жили эти долгие месяцы.

  Леди Девон продолжала заниматься своим любимым вышиванием. Она лишь изредка выходила в свет. Но очень ненадолго и сразу возвращалась домой. Ей всё время казалось, что дверь откроется и знакомый голос произнесёт: «Я вернулся, тётушка Энни!». К ней наведывались все, исключая лишь Элизабет. Леди Девон сама к ней приезжала. Они всегда беседовали об Альберта. Элизабет шаг за шагом узнавала о его детстве и юности. Часто её вопросы ставили почтенную леди в тупик. В такие мгновения, она начинала сокрушаться:

- Ослепла. Ничего не видела, дорогая моя. Александр своим коварством заставил поверить во всю эту ложь. Я ведь кроме Альберта и не помышляла о другом наследнике. Только устроюсь вышивать, смотрю он, бежит, улыбается и кричит: тётушка Энни, я пришёл, - при словах «тётушка Энни», леди Девон почти всегда плакала. – Душа радовалась, когда он появлялся. Всегда, всегда улыбался, подойдёт, обнимет, скажет такие хорошие слова,…как я могла поверить Александру?! Я ведь знала, какой у нас Альберт?! Он вырос на моих глазах. Не знаю,…простить себя не могу.

- С ним все несправедливо обошлись! Никто его не пощадил, никто, - отвечала на это с печалью Элизабет, - Я сама не понимаю как могла так жестоко ошибаться.

  Обычно на этом месте беседа завершалась. Обе женщины всегда переживали такие беседы очень остро и поэтому старались остаться наедине с собой.

  Элизабет сильно изменилась за время отсутствия Альберта. Это касалось всего. Она носила самые простые платья и почти всегда они были серого или чёрного цвета. Она больше не распускала свои роскошные локоны, а собирала их с помощью тех самых простеньких заколок, которыми пользовалась в тюрьме. Она перестала выходить в свет и даже дом покидала изредка. Она проводила время созерцая лебедей, засиживалась часами в кабинете Альберта, а порой даже засыпала в его кресле. Потом возвращалась домой и закрывалась в своей комнате на долгие часы. О чём она там думала, все могли лишь догадываться. Проходили дни, недели, месяцы, но состояние Элизабет не менялось. Она всегда выглядела спокойной, всегда была вежлива, но любые разговоры её тяготили. Исключение составляли лишь беседы об Альберте. В таких случаях, она могла слушать часами. Её состояние, в обществе  связывали с пребыванием в тюрьме и пережитыми ужасами, во время судебного процесса. Но эти предположения не имели ничего общего с действительностью. Да, Элизабет часто думала о суде. Ведь именно в день своего освобождения она потеряла Альберта. Он спас её, очистил от грязи, но снова ничего не попросил для себя. Он просто ушёл. Ушёл тихо, чтобы никого не побеспокоить. А что ещё он мог сделать, если к нему отнеслись с такой несправедливостью?! С такой жестокостью. Возможно, он сейчас уже женат и счастлив, - последняя мысль приводила Элизабет в состояние холодного ужаса. Она гнала от себя любую мысль о женитьбе Альберта, но они возвращались снова и снова. Так она и жила, терзаемая сомнениями, виной и любовью.

 Роберт Уэллс и леди Маргарет, как могли, поддерживали Элизабет. Но время шло и они понимали, что возможно никогда не увидят сэра Альберта. А предложения Элизабет продолжали поступать, но она их даже слышать не хотела. Поэтому, они, незаметно для Элизабет, стали приглашать домой тех самых молодых людей, которые горели желанием жениться на Элизабет. Они лелеяли надежду, что один из них может привлечь её внимание. Одним из таких молодых людей стал, сэр Виктор Блант. Ему едва исполнилось тридцать лет. Он хорошо выглядел, принадлежал к известной семье и был достаточно обеспечен в финансовом плане. А главное, он обожал Элизабет и мечтал сделать её своей супругой. Он оказался самым настойчивым среди женихов и тем самым заслужил благосклонность четы Уэллс.

 Жизнь Анны беспокоила их куда меньше. Они со Стивеном проводили очень много времени вместе и стали очень близки друг другу. Им давно следовало пожениться, но оба упорно отказывались от брака. Они желали обвенчаться в присутствии Альберта и не слушали никаких уговоров. Родителям пришлось смириться и надеется на лучший исход. Так уж получилось, что счастье обоих дочерей зависело от сэра Альберта. Они тайком молились, прося Господа вернуть его назад, но и не отпускали руки, пытаясь в его отсутствие устроить жизнь своих дочерей.

 Стивен много времени проводил у них дома. Компания, оставленная Альбертом, приносила немалый доход, и они с Анной уже подумывали о своём доме. Стивен вёл все дела и исправно переводил деньги своему компаньону, Виктории.

  Виктория, менее всех расстраивалась отсутствию брата. Да, она тосковала по нему, но не сомневалась, что он так или иначе даст о себе знать или пригласит её в Америку. Оттого, она и чаще всех остальных выходила в свет и успела познакомиться с молодыми людьми. Учитывая состояние, оставленное ей братом, от поклонников не было отбоя. Она могла доставить себе удовольствие и понаблюдать за потенциальными женихами. Большую часть своего времени, она этим и занималась. Ещё стоит упомянуть о нарядах. Она обожала ходить за покупками и каждую неделю покупала новые платья.

 Каждый из них жил своей жизнью и Альберт всегда в ней присутствовал, в большей или меньшей части.

  Однако вернёмся в гостиную и взглянем на сосредоточенные лица. Все ждали хороших новостей от Экли, но уже первые строки принесли с собой разочарование:

«Уважаемая леди Анна! Леди Виктория! Леди Девон! – среди полной тишины и отчётливого напряжения звучал ровный голос леди Маргарет. – Не могу вас обрадовать хорошими новостями. Мы с ног сбились разыскивая мистера Босворта, но до сей поры не смогли найти ни единого следа. Он словно испарился в воздухе. Никто его не видел и не знает, где он может находиться. Нам лишь удалось узнать, что после своего приезда он заехал в контору своей компании и отдал распоряжение. Затем поехал домой, у него великолепный особняк на берегу озера Пончартрейн в Новом Орлеане. Так вот он приехал туда, остался всего на одну ночь, а потом сразу уехал. С этого момента все следы теряются. Его нигде нет. Мы предполагали самое худшее в отношении мистера Босворта и собирались прекратить поиски, но…не так давно мы услышали очень интересную историю. Должен сказать, что здесь, в Новом Орлеане, его многие знают. Мистер Босворт пользуется огромным уважением и только благодаря такому отношению, у нас появилась возможность продолжить поиски. Полагаю, вам странно будет это слышать, но нам помог отец Сарантин, священник из местного собора Святого Людовика. Мои люди увидели его, когда он пришёл в порт и спрашивал о мистере Босворте. Они проследили за ним и доложили мне. Я тем же вечером отправился в собор и поговорил с ним. Не буду всего рассказывать, но…удалось узнать весьма важную новость. Неделей ранее пришло очередное пожертвование от мистера Босворта, и отец Сарантин хотел его поблагодарить за щедрость…». 

 В гостиной раздался единый вздох облегчения.

«Мы разговорились и, вот что рассказал мне священник. Судя по всему, мистер Босворт заходил к нему перед самым своим исчезновением и выглядел весьма неважно. Он почти не задержался. Только отдал деньги и сказал очень странные слова. Он сказал, привожу дословно «Есть лишь одно место на свете где бы хотелось навсегда остаться. Ибо только там, я останусь наедине с собой». Сейчас мы пытаемся выяснить, где находится это место. Возможно, именно там и скрывается мистер Босворт. Надеюсь, вскоре обрадовать хорошими новостями. Ваш Экли Свай».

Закончив читать, леди Маргарет бросила тревожный взгляд в сторону Элизабет. Элизабет никак не могла унять дрожь. Она поднялась и не глядя ни на кого, быстро ушла в своей комнате. И здесь она дала волю своим чувствам. Элизабет встала перед зеркалом и всматриваясь в своё отражение, изо всех сил закричала:

- Будь ты проклята! Будь проклята!

 Силы разом оставили её после этой вспышки. Она едва сумела добраться до кровати. И там свернувшись калачиком, уткнулась лицом в подушку.

 Когда леди Маргарет и леди Девон вошли в комнату, до них донёсся горестный шёпот:

- Услышь меня, Альберт, пожалуйста услышь…я живу лишь тобой и надеждой на нашу встречу…не отнимай её у меня…

Внизу настроения были немногим лучше. Виктория ушла домой в расстроенных чувствах. Анна вышла проводить Стивена и тогда впервые, со дня исчезновения заговорила о свадьбе. И это очень не понравилось Стивену.

- Быстро же вы забыли о тех страшных днях, когда Альберт спасал вас всех и помогал, как только мог.

- Мы не забыли и никогда не забудем, - с обидой ответила на это Анна. – Но ведь он может никогда не вернуться. Что тогда, Стивен? Мы всю жизнь проведем, дожидаясь его возвращения.

- Не знаю. Я даже мысли не допускаю такой. Альберт дал мне всё. Только благодаря ему, я стою сейчас перед тобой. Если не будет его, нет, я даже думать об этом не желаю.

 Стивен холодно попрощался и ушёл, чем ещё больше расстроил Анну. Она кляла себя за не вовремя сорвавшиеся слова. Но, с другой стороны, рано или поздно они должны были поговорить на эту тему. Сколько ещё можно дожидаться возвращения Альберта? Прошло столько месяцев, но никто вообще не знает где он и жив ли вообще.

Разрыв

Леди Маргарет умышленно пригласила сэра Бланта на обед. Она надеялась с его помощью развеять мрачное настроение Элизабет. Однако уже скоро пожалела о своём решении. Сэр Блант проявил остроумие и показал прекрасный слог, рассказывая всякие смешные истории из жизни общества, но Элизабет никак не отзывалась на многочисленные признаки расположения. Она несколько раз порывалась уйти, но каждый раз её останавливала матушка. Иногда взглядом, а иногда вопросом. Она вместе с гостем старалась изо всех сил, но Элизабет оставалась безучастной. Все её мысли были далеки от столовой.

 После обеда они все перешли в гостиную и здесь сэр Блан вновь попытался добиться расположения Элизабет, но увы, с тем же успехом. Но он не унывал. Ведь этот визит, как ему казалось, всего лишь начало будущих отношений. Иначе, зачем леди Маргарет столь явно выражать ему свою расположенность?!

 Подчиняясь настойчивым просьбам матушки, Элизабет согласилась прогуляться в саду с мистером Блантом. Она взяла его под руку, и они вместе направились в сад. Навстречу им попался Стивен. Он с откровенной злостью посмотрел на Элизабет, а затем повернулся и не повидав Анну, уехал.

  Элизабет не придала значения этой встрече, но Стивен думал совсем иначе. Он в эти мгновения всей душой ненавидел Элизабет.

- Да как она может с такой лёгкостью забыть об Альберте?! – с негодованием думал он. – Клялась, рыдала, умоляла, а стоило лишь узнать, что Альберт пропал, готова радоваться и вешаться на шею кому угодно. Всё забыли. Всё. Неблагодарная семья. Альберт тысячу раз был прав, когда уехал. Никто из них не заслуживает уважения и никогда не заслуживал.

Он направился прямиком к мистеру Авалону. Тот несколько удивился его приходу. Последнее время, они практически не поддерживали отношения. Ещё больше удивил резкий тон Стивена.

- Немедленно отправьте сообщение домой Альберту. Пусть при первой же возможности сообщат, что все Уэллсы чувствуют себя превосходно, а Элизабет лучше всех остальных. Она приняла ухаживания Виктора Бланта и весьма вероятно скоро выйдет за него замуж. Точно так всё и напишите. Он должен узнать обо всём.

- Я не знаю, - начал было мистер Авалон, но Стивен его перебил.

- Просто напишите. Сегодня же. Это очень важно для него. Он должен немедленно обо всём узнать. Добавьте от меня, что я настоятельно советую ему поскорей жениться. Здесь ему никто не рад. Ещё…сообщите, что Анна Уэллс, его сестра Виктория и леди Девон послали за ним целый отряд сыщиков. Им надлежит захватить Альберта и вернуть его в Англию.

 Стивен ушёл так же внезапно, как и появился. На самом деле, мистер Авалон прекрасно знал, куда следует отправить письмо, чтобы оно дошло до Альберта. По личной просьбе Альберта, он никогда не рассказывал об этой возможности. Кроме того, Альберт просил его немедленно сообщать обо всех новостях. И в особенности, когда дело касалось Элизабет Уэллс. Оттого, он и не стал медлить. Письмо было написано сразу же после ухода Стивена и немедленно отправлено по назначению.

 Стивен пребывал в ярости и никак не мог успокоиться. И эта ярость требовала немедленного освобождения. Он нанял кэб и поехал обратно, намереваясь высказать в лицо Элизабет всё, что он о ней думал.

 В это самое время, Элизабет ожесточённо спорила с родителями. Они осыпали её упрёками, суть которых заключалась в её неблаговидном поступке. Элизабет выпроводила не состоявшегося жениха, при этом очень ясно намекнув на своё нежелании снова его видеть. Родители её упрекали снова и снова.

- Да сколько уже можно горевать? – раздражённо говорил Роберт Уэллс. – Не хочет он никого видеть. Надо принять это и продолжать жить. Ты должна подумать о своём будущем. Завести семью, детей…

- Именно, - подхватила слова супруга леди Маргарет, - а как это возможно сделать, если ты не будешь выходить в свет? Нам не будут наносить визиты?

- Я не собираюсь и никогда не выйду замуж. Только сэр Альберт может стать моим супругом. И никто другой. Если вы до сей поры этого не поняли, так мне очень жаль.

- А если он вообще не вернётся? – спросил Роберт Уэллс.

- В таком случае, я никогда не выйду замуж, - отрезала Элизабет и вызвала тем самым раздражение у леди Маргарет.

- Дорогая моя, ну что плохого в визите сэра Бланта? Он ведь так старался тебе понравиться…

- Вы что не понимаете? – теряя спокойствие, закричала Элизабет. – Такого рода посещения породят слухи. И эти слухи могут дойти до сэра Альберта. А когда они до него дойдут, последствия будут уже непоправимы. Я настаиваю, слышите? Настаиваю, чтобы вы никаким женихам не позволяли появляться у нас дома. А если вы пренебрежете моими словами, я уйду жить к Виктории и никогда больше не вернусь.

- Мы же ради тебя стараемся, прикладываем все силы, - в один голос заявили родители.

- Не надо ради меня стараться. Я буду ждать его. Буду ждать даже тогда, когда вообще не останется надежды. Никогда, никогда не предлагайте мне выйти замуж и не упоминайте о семье. Если я заслуживаю стать супругой и матерью пусть Господь мне вернёт Альберта. Без него мне ничего не нужно. Ничего…

Разговор прервался, так как в гостиной появился Стивен. Одновременно туда вошла и Анна. Завидев Стивена, она обрадовалась, но потом стала бледнеть. Стивен выглядел так, как никогда раньше. Лицо стало почти чёрного цвета. Взгляд, полный открытой ненависти проходился по всем без исключения.

- Что-то случилось? – с беспокойством спросил Роберт Уэллс.

- Я скажу всё о чём должен сказать и уйду, - в голосе Стивена не чувствовалось привычное уважение. Он звучал резко и даже с некоторым отчуждением. – Я сожалею, что помогал вам. Да, да, сожалею, - громче повторил он. – Не смотрите на меня так, словно я сошёл с ума. Вы заслуживали своё наказание. Целиком и полностью заслуживали, ровно и тот позор, от которого вас спасли.

- Как ты смеешь оскорблять мою семью? – гневно наступая на Стивена закричала Анна, в то время как все остальные не могли прийти в себя, настолько неожиданными оказались его слова.

- Я сказал, что уйду, - закричал Стивен, а в следующее мгновение снял с пальца обручальное кольцо и швырнул его изо всех сил. Кольцо ударилось об пол, подпрыгнуло и закатилось под кресло. Анна оцепенела.

- Что вы себе позволяете? – закричал на него Роберт Уэллс.

- А что вы себе позволяете? – закричал в ответ Стивен. – Сколько всего вы наговорили Альберту? Сколько раз вы его оскорбляли? Сколько раз пытались отправить в тюрьму? Вы пытались его уничтожить, а он раз за разом вас спасал. Он вас спасал, слышите? Вы все живы и счастливы только благодаря ему. И как же вы ему отплатили? Альберт пропал. Его нигде нет, - в глазах Стивена появились слёзы, но он подавил свои чувства и продолжал с той же злостью, - а вы жизнь свою устраиваете. Дочь пытаетесь выдать замуж?! Хотя бы сделали вид, что его судьба вам не безразлична. А вы, - Стивен устремил на Элизабет взгляд полный презрения. – Заслуживаете лишь жалости. Набрались бы смелости и сказали бы правду, а не изображали из себя убитую горем женщину. На самом деле судьба Альберта вас совершенно не волнует, и никогда не волновала. Я вам поверил. Я считал, что Альберт поступил несправедливо по отношению к вам. Но сейчас, я только рад его решению. Вы не заслуживаете даже его сочувствия. Будьте уверены, он обо всём будет извещён. Я уже отправил для него сообщение. Рано или поздно оно дойдёт до него. Выводы будут самые неприятные. Никогда, никогда более, я не позволю приблизиться к нему. Никому из вашей семьи не позволю. Достаточно вы причинили ему страданий. Эти слова в равной степени касаются и моего отношения. Не желаю иметь ничего общего с такими людьми. Прощайте!     

Стивен ушёл. Никто ему и слова не сказал вслед. Никто не попытался остановить.

- О чём говорил Стивен? Вы пытались выдать Элизабет замуж? – родители избегали смотреть на Анну. Она перевела взгляд на Элизабет. – Ты…собираешься выйти замуж? После всего, что случилось? После того как мы все эти месяцы ищем Альберта?

- Произошла досадная ошибка, - леди Маргарет бросила в сторону Элизабет виноватый взгляд, - это мы пригласили сэра Бланта, и только мы надеялись, что ему удастся понравиться Элизабет. Элизабет же категорически отвергла его ухаживания. Перед самым приходом Стивена, она требовала прекратить любые посещения такого рода, чтобы не вызвать нежелательные слухи. Стивен, вероятно, увидел её вместе с сэром Блантом и сделал неверные выводы. Элизабет не собирается замуж. Она так прямо и заявила нам в лицо.

- Какое значение сейчас имеют мои слова, - в голосе Элизабет звучала одна сплошная пустота.

 Элизабет вышла из дома и направилась к Виктории. Сейчас только она могла её выслушать.

- Вы разрушили и мою жизнь, и жизнь Элизабет! – только и сказала Анна после ухода Элизабет.

  Роберт Уэллс бросил на супругу виноватый взгляд.

- Она права. Как это ни прискорбно звучит, но и Стивен в большей части прав, хотя и обращался к Элизабет, используя непозволительные речи. Мы обязаны сэру Альберту всем, и прежде всего, должны найти его и вернуть к нормальной жизни. Пока не прояснится его судьба, мы не можем думать о будущем наших детей.

- Попробуем всё исправить! – согласилась с ним леди Маргарет.

joomlarulit.com
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. Сценарная мастерская Люттоли…